Поиск

Репортаж о двух легкоатлеток СССР

Обновлено: авг. 10

(Сурдлимпийские Игры в Кельне, Германия, 1981г.)


29 июля 1981 года… Обычный летний день. Тысячи глаз наблюдали за яростной борьбой на беговой дорожке – две бегуньи на последнем этапе эстафеты бежали практически рядом: одна дышала в затылок другой. Но первой финишную ленту задела девушка в красной майке. На табло время 3:52,36. Стадион замер, затем взорвался. Для спорта глухих этот день стал знаковым – советские легкоатлетки Александра Жарова из Санкт-Петербурга, Рая Шелковская из Ростова, Марина Ботагова из Москвы и Рута Нарковичюте из Вильнюса на Всемирных играх глухих в Кельне в эстафете 4х400 м. завоевали золотые медали. На первый взгляд, обычная история – привыкли мы к нашим победам. Если, конечно, не считать, что наша женская золотая эстафета установила не только новый олимпийский рекорд, но и, улучшив прежний рекорд американок на Всемирных играх глухих в Бухаресте в 1977 году на 6,5 секунд, побила европейский и мировой рекорды!

Шесть с половиной секунд для такой быстротечной эстафеты – это феноменально. И это ещё не все! Уже более четверти века остановленное на табло время — 3:52,36 никто не может улучшить! Удалось связаться с двумя участницами той исторической эстафеты – петербурженкой Александрой Жаровой и москвичкой Мариной Ботаговой.

Марина Ботагова


— Трудно ли было попасть на Сурдлимпиаду?


Марина Ботагова: — Заниматься легкой атлетикой я начала в СДЮШОР (спортивная детско-юношеская школа олимпийского резерва) «Юные пионеры», когда училась в массовой школе. В 9 классе я перешла в 30-ю школу. Однажды на стадионе во время тренировки меня увидел тренер В. Ильин, который тренировал неслышащих ребят из разных школ. Он предложил мне попробовать выступить в соревнованиях среди глухих спортсменов. Это было зимнее первенство РСФСР 1976 года в г. Орджоникидзе. На дистанции 600 метров я заняла 3-е место.


Потом участвовала в первенстве РСФСР среди школьников, а в сентябре 1976 г. на первенстве СССР заняла 1-е место на дистанции 400 м. Мне даже не хотели вручать награду – не верили, что я не слышу. Я жесты еще не знала, да еще хорошо говорила. Потом меня взяли в сборную СССР. Но в 1977 г. на Олимпиаду в Румынии меня не взяли из-за юного возраста – 16 лет. А на Всемирные Игры глухих в Кёльне я уже ехала в основном составе команды.


Александра Жарова: — Как известно, на Сурдлимпиаду попадают лучшие из лучших. Чтобы хорошо выступить в соревнованиях, нужно систематически тренироваться. На отборочных соревнованиях накануне Сурдллимпийских игр отбирают тех, кто занял первые и вторые места и мог реально претендовать на призы Олимпиады. Не могу определенно сказать, трудно или легко попасть на Сурдлимпиаду, но я горжусь, что попала в олимпийскую сборную страны.


Александра Жарова, 1981 год


Какой был настрой? Верили ли в победу или были готовы ко всему?


А. Жарова: — Когда Э. А. Слуцкий, тренер сборной СССР, объявил, что я побегу первый этап, я сильно волновалась, боялась подвести команду. Ведь я была спринтером в то время, как Нарковичюте и Ботагова являлись специалистами в беге на 400 м, а Шелковская вообще была стайером. Главными соперницами были спортсменки из сильной сборной ФРГ, поэтому мы были готовы к любому исходу.


Марина Ботагова: — На предолимпийских сборах в Москве я готовилась выступать на дистанциях 400 и 800 м, а также в эстафете 4Х400 м. Приехав в Кёльн, узнала, что заявлена на 800 и 1500 м. На предварительных тренировках мы отработали передачу эстафетной палочки. Мы очень хотели хорошо выступить, но знали, что у нас сильные соперницы из ФРГ и США, особенно немка Р. Виндбраке. Так что, на победу, честно говоря, не рассчитывали, скорее на 2-3 места. А вот победили… В нашей команде этапы эстафеты распределились следующим образом: сначала бежала Александра Жарова, потом Рута Нарковичюте, на третьем этапе – Марина Ботагова и последней бежала Рая Шелковская. В воздухе стояла страшная духота, тяжело было даже дышать, не то, что бегать. Жарова стартовала стремительно. Передав эстафету своей подруге по команде, она упала на газон. Рута подхватила эстафетную палочку и помчалась к своему финишу. Обогнав нескольких девушек, она уже второй передала эстафету Ботаговой. Впереди была только одна соперница, и Марина обошла ее. Уже без сил Марина опустилась на траву, но Рая Шелковская ушла на свой этап с большим отрывом. На последнем этапе Рая изо всех сил старалась не уступать опытной Виндбраке. Этот этап, пожалуй, был самым трудным — немецкая спортсменка почти догнала Шелковскую, расстояние между ними было примерно 2 метра, но… Рая финишировала первой.


А. Жарова передает эстафетную палочку Р. Нарковичюте (фотография не была опубликована в газете!) На середине пьедестала справа налево в синих костюмах: Р. Шелковская, А. Жарова, Р. Нарковичюте, а за ней М. Ботагова.


Слева - команда ФРГ (в голубых костюмах), а справа - команда США (в красных кофтах)


Александра Жарова: — Я лежала, и мне было трудно разглядеть, кто впереди — Рая или Виндбраке. И тут Нина Иванова — подруга по сборной — подбежала ко мне с радостным возгласом: «Вы первые!»


Марина Ботагова: — Ребята на трибунах снимали эстафету на мою кинокамеру. Но из-за сильного напряжения у них сдали нервы, и они выключили камеру. И не осталось на память фильма о рекорде.


— Жалко, что нет пленки…Какие ощущения, первые мысли были у вас после объявления результатов и потом, когда узнали, что не только стали чемпионками, но и побили рекорд?


Александра Жарова: — Только стоя на пьедестале, когда нам вручали золотые медали, мы осознали, что не только выиграли эстафету, но и побили прежний мировой рекорд. Нашему ликованию не было предела.


Марина Ботагова: — Победе мы были очень рады, ведь сумели обойти немок — сильных и именитых соперниц. Но очень удивились, что результат засчитали за олимпийский, мировой и европейский рекорд! А вообще так устали, что до сознания не сразу дошло, что же именно мы сделали…


— Как восприняли вашу феноменальную победу спортсмены и судьи?


Александра Жарова: — Первыми нас поздравили тренеры сборной СССР, а также друзья по команде. Про судей сказать затрудняюсь: мы просто друг на друга не обращали внимания.


Марина Ботагова: — Мне кажется, сначала мало кто верил в нашу победу. Да и девиз у нас был такой: «Главное не победа, а участие!» Но когда мы победили — наши ребята из команды радовались за нас: ведь мы смогли победить фаворитов Сурдлимпиады – немок, тем более, у них на родине. А какова была реакция у судей, я не знаю. С судьями нам было запрещено общаться. Давно не секрет, что к советским спортсменам на международных состязаниях судьи, как правило, относились предвзято. И победа на соревнованиях — это также победа над судьями. Не было исключения и на этот раз. Сначала техническая комиссия скрупулезно исследовала фотофиниш, уточняла результаты. Затем нашу четверку на наличие запрещенных препаратов – допинга — тщательно обследовала медицинская комиссия. Девочки сдавали многочисленные биохимические анализы и пробы крови. Медики вынесли свой вердикт: «Все чисто!» Потом спортсменок проверили на степень нарушения слуха. Эта процедура вызвала некоторое беспокойство: Марина Ботагова, в отличие от своих глухих подружек, была слабослышащей. Компьютер бесстрастно вычертил аудиограмму: всё в норме. Рекорд засчитан! Мы – золотые!


— Уфф… Итак, вы одержали крупную победу. Цветы, правительственные награды, звания, регалии…


Марина Ботагова: — Никаких званий, вроде заслуженного мастера спорта, не получила. Мы приехали в Москву, нас пригласили в ЦП ВОГ, дали грамоты, сертификаты о мировом и европейском рекорде. И все.


Александра Жарова: — Ничего подобного! Каждой из нас за победу была присуждена денежная премия в размере 50 рублей от ЦП ВОГ. И всё.


М. Ботагова, 2007 год


— Мда… Как оцениваете свою победу? Перевернула ли она вашу жизнь? Какие воспоминания остались спустя более чем четверть века?


Марина Ботагова: — Рекорд никак не изменил мою жизнь. И до сих пор ничего особенного в этом не вижу. Может быть, я не права, но я выступала в команде, и это не только мой успех, это наш общий успех. Пока я выступала, поддерживала отношения с девочками, а в 1985 году покинула спорт по семейным обстоятельствам, и все связи прервались.


Александра Жарова: — Можно с гордостью сказать, что мы отстояли спортивную честь СССР. Изменила ли победа нашу жизнь? Я бы так не сказала. После Сурдлимпиады в ФРГ еще 4 года я тренировалась, готовилась к Сурдлимпиаде в США, но поездка нашей сборной на эту Сурдлимпиаду, увы, не состоялась. Моя спортивная карьера на этом закончилась. Но мы, ветераны спорта, следим за ходом спортивных событий глухих, интересуемся результатами их выступлений, радуемся победам наших соотечественников в международных соревнованиях. Я очень хочу встретиться с девочками, обняться, поделиться воспоминаниями о наших лучших спортивных годах.


Вот и вся история. Сейчас государство возвращает своим спортсменам заслуженные звания – забытое, не сказанное тогда «Спасибо!» Пусть спустя много лет, как бы пафосно это не звучало, награды найдут своих героев. Будут новые имена и звезды, новые рекорды... А пока на табло остановленное время — 3:52,36. Никем не улучшенное… Уже более четверти века…


Автор Полины Синевой

Недавние посты

Смотреть все

Новости